пятница, 10 февраля 2012 г.

Русский русскому волк. Сегодня день морали у меня.

   Нет, ну вы посмотрите, это же русские люди...
   Не знаю с чего бы начать, значит начну по порядку. 
   День не задался уже с утра, работы навалилось, причем такой, что не вызывает особого удовольствия. Думал закончу вообще часов в 8 вечера, но освободился в 5:30. Из дома уходил налегке и бумажник забыл. Денег хватило только на проезд и обед, была карточка "заряженная" для проезда в метро, все вроде хорошо, но нет. Выйдя после работы из "маршрутки", заметил, что карточка где-то заблаговременно выпала. Вернулся, попросил водителя меня пустить осмотреть место, где я сидел, но, увы, там ее не нашел. Так я и отправился к метро Пионерская, без карточки. Мало того, я только по дороге понял, что в кармане у меня осталось 15 рублей мелочью. "О! Замечательно...", - подумал я и пошел дальше, составляя план действий. Так как мой мобильник уже окончательно сел к этому моменту, я даже не рассчитывал на помощь знакомых или родных. Такие ситуации меня никогда не напрягали, так как я очень коммуникабельный человек и могу договориться с людьми... нормальными. 
   Я мог бы выбрать из толпы молодого человека или девушку приятной внешности и хорошо одетых и, объяснив вкратце мою плачевную ситуацию, попросить у них 10 рублей. Сомневаюсь, что мне бы отказали, так как выглядел, я даже очень прилично. Какая ирония: на руке часы за 15000 рублей, в кармане смартфон за такую же сумму, а домой не попасть... одним словом - р о с с и я, помощи ждать неоткуда. 
   
   Вот и подошел я к сути всего сегодняшнего происшествия. 
   Вместо того, чтобы просить у прохожих, я решил сделать тоже, но подойдя к служащим замусоленного мерзкого разваливающегося петербургского метрополитена. Ну это как-то правильнее, посчитал я в тот момент. Все же они обладают какими-то полномочиями, на крайний случай, может какими-нибудь моральными качествами, но последнее предполагать было лишним. 
   - Добрый день, - подошел я и говорю (хотя какой он, к черту, у меня добрый сегодня), - Извините, что отвлекаю, но не могли бы вы уделить мне вашего внимания. 
    - Ну..., - слышу я пренебрежительно в ответ от нагловатого вида, ничем не примечательного человека в синей и уже не свежей форме сотрудника метрополитена. Он стоит фривольно опершись на крайний турникет, около их служебной будки. Второй стоит рядом и примерно так же небрежно развалился на стене, но он пассивнее участвует в беседе.   

   Из первого ответа, я понимаю, что "нукающий" в несвежей форме, - хам. Но я продолжаю, подавляя желание уйти, так как злиться вообще пока не начал, - зачем. 
   - Можно вас попросить, пропустить меня? У меня сложилась очень неприятная ситуация и.., - мерзкий хам обрывает меня, не дав договорить. 
   - Сегодня чо, День военно-воздушных сил, что ли!? - вырывается из его наглого рта, - С какого мы должны тебя пропускать... 
    - А я не летчик совсем, не заметно что ли!?, - говорю. - Хорошо, спасибо... - уже немного зло произношу я, поворачиваясь от него, собираясь уходить. Но слышу вдогонку что-то среднее между угрозой и очередным хамством, короче очередное невежество: "И не вздумай тут ээто...!"
   Вот тут я и "закипел". Как-то уже писал, что не просто сдерживаться стало. Даже то, что я остаюсь культурным практически в критических ситуациях, дает мне бонус. Повернувшись к хамскому быдло-служаке, говорю, что не его это дело уже, что мне делать, а чего не делать! Он опять пытается хамить и я отвечаю уже тем же, но начинаю ужасно злиться. Идя к нему, я говорю, чтобы это чёрт закрыл свой рот и не ....... (начинаю планировать удары по-привычке). Тут он вылазит из своего угла и начинает двигаться в ко мне, отделяло нас несколько шагов, и говорит: "Пойдем отойдем...", - при этом старается взять меня за руку. На это я зло ему отвечаю: "Пойдем... Руки убери, чертило!". Надеюсь, что вот он тот момент и наблюдаю, куда же он желает пойти. На улицу мы не пошли, идем мимо. Подсобные помещения, клетка, трубы... я уже готовлюсь и думаю куда ударю изначально. Спрашиваю урода: "Куда идешь, не далеко ли собрался?" Козлина мне отвечает: "Ща к своей бабе соберешься!"
   - Ты че сказал, чёрт, - зло говорю я, и чувствую, что начиню терять контроль над собой, так как оскорблять мою жену не смеет ни одно ЧМО. - Прям тут тебя сложить, урод! - еще злобнее говорю я, и тут мы заходим в маленькое неуютное помещение, где сидит дежурный полицейский и оформляет тихого человека с бородой, лет 45, по виду - кавказкой национальности.
    Оказалось, этот служака из метро еще и не мужик, а девочка из детского сада, не умеющая отвечать за свои слова и ко всему еще и ябеда. Начал что-то там рассказывать полицейскому, как знаете в детских садах моральные слабаки с низменными замашками, сами сделают пакость, а потом жалуются старшим, пытаясь обвинить во всем невиновных. Полицейский возиться с паспортом задержанного, исподлобья смотрит на ябиду и я читаю в его усталых глазах: "Ну какого х... тебе нужно...?" Я беру инициативу в руки свои и объясняю обстоятельства дела, говорю: "Будете документы проверять?", - не дожидаясь ответа протягиваю ему свой паспорт. Он листает, смотрит на права вложенные в обложку и томно спрашивает: "Может разойдетесь, извинитесь?"
   - Не стану я перед этим извиняться, - говорю я.
   - Он меня чертом и пидаром обозвал!, - плачется грязный служака с бейджем. 
   - Чёртом, назвал, да, пидаром - не называл, - отвечаю.
   - Назвал назвал, пидаром... - как маленький талдычит жлоб лет сорока. 
   - Тебя не воспитывали что ли в детстве, что нужно старших уважать? - обращается ко мне полицейский.
   - Я сам себя воспитывал и мне не нужно было воспитание, чтобы понять такие прописные истины. Мой дед был ветераном Великой Отечественной войны, я уважал старших с пеленок, тут другой случай совершенно, - отвечаю.
   Я смотрю на дежурного и мне становиться его жаль, добавляю: "Я еще и юрист, это я так к слову. Будете оформлять?" 
   - А что оформлять? 
   - Хулиганство, оскорбления..., что угодно, но я сомневаюсь в этом, кому это вообще нужно, кроме этого ябеды-хамского? У Вас дел куча, у судов тоже... чем мы тут занимаемся вообще, мешаем Вам работать? Вот смотрите, у меня в кармане пятнадцать рублей, я подошел по-человечески к этому и к чему все это привело? Еще он мою жену оскорбил, за что ему сразу нужно было морду разбить! 
   Человек с бородой, сидевший в стороне, которого проверял до нашего прихода дежурный, тихо слушал.  И после моих слов о жене и слов о том, что мне не доехать домой, протянул мне желтый темный от времени жетон для прохода в метро. Я с великим удивлением его любезно принял и от всей души поблагодарил этого незнакомца. 
   - Смотрите, вот нормальный человек! Ты чёрт, русский русскому не помог в трудную минуту, хоть есть полномочия, а человек кавказкой национальности помог русскому. Вот кого я называю настоящими кавказцами. 
   - Он не кавказкой национальности, он русский, как и ты, - вмешивается в мою эмоциональную речь полицейский, флегматично сидящий за столиком и которому все это уже похоже начало надоедать. 
   - Да не важно, я это не в обиду говору, а наоборот! - говорю я, - Он выглядит, как кавказец и думаю гордится своими корнями! Он лучше большинства русских, один, олицетворяет то хорошее, что забыто в культуре Кавказа за последние годы. Именно такие люди показываю истинное лицо кавказцев. Склочное существо без воспитания и моральных принципов, стоящее сейчас рядом, мизинца не стоит этого человека, который сидя тут способен проявить великодушие и сострадание! 
   Еще раз благодарю человека, давшего мне жетон, - он кивает. Он ни разу не проронил ни слова, но гордо сидел и слушал. "Паспорт отдай", - говорю вежливо дежурному и протягиваю руку. Он отдает мне паспорт и я поворачиваюсь к выходу. Придурок хам не понимает, что происходит, нервно, как в младших классах школы, начинает нести какую-то несуразицу и чушь. Честно говоря мне уже было не важно, я не слышал и не слушал его, стоял к нему спиной, вжав в стену. На что тут обращать внимание, когда он привел меня пообщаться с воспитанными людьми, а шушара не стоит внимания. Отворачиваюсь и ухожу из комнатенки в холл, оттуда через турникет вниз, на станцию. 

p.s. Вы сами поймете, что я хотел этим сказать, почему написал. Мораль сей басни такова: "Остались еще Люди на этой Земле и единственно это и радует, помогая жить, не обращая внимания на чертей и шушару." Я, как обычно, после, всю дорогу мусолил происшедшее в голове. И мне стало неприятно, что я назвал человека, давшего мне жетон "кавказкой национальности". Но он правда выглядел так и я не сказал "лицо кавказкой национальности", так как это точно оскорбительно, я сказал человек, хоть и с трудом контролировал речь. Надеюсь я его этим не оскорбил и не задел. Я хотел, чтобы ему стало приятно от моих слов, выразить ему уважение и благодарность, - единственно моя цель. Показать служаке, как низко пали многие "русские", насколько мелочными и ничтожными они могут быть, насколько он ничтожен и аморален по своей сути. Еще стало жалко упущенного шанса отблагодарить того человека. Ведь раз "он русский, как и я", то какие основания имелись для его задержания? Скорее всего никаких. Регистрация? Конституция РФ, в частности ее ст.27 гласит (об это с 13 лет знаю, моя любимая статья), что
"Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства." Так что пшли все подальше и руки прочь. Я сам одно время хотел заявить в Конституционный суд о несоответствии норм о регистрации данной статье, но кто-то меня опередил. И КС РФ определил, что нормы о постановке на учет носят рекомендательный характер, ибо не могут нормативные акты противоречить главенствующим нормам права. 

p.p.s.  Благодарю, если прочли до конца, я уже в норму пришел ;)     

2 комментария:

  1. пацан...
    аккуратнее там в культурной столице-то)))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ок ;) Жаль, что все чаще она в последние годы становиться в кавычках культурной.

      Удалить